Общее·количество·просмотров·страницы

четверг, 8 декабря 2016 г.

Наброски по следам выступления Ямпольской

Оригинал взят у в Как возродить современную российскую культуру. Наброски по следам нового выступления Ямпольской
Второй год подряд речь Елены Ямпольской на Госсовете по культуре становится наиболее значимой, животрепещущей, ёмко сформулированной. Разве что в прошлом году чуть более пафосно эмоциональной, а в этом чуть более эстетично красивой и при этом с указанием на конкретные механизмы решения.
 Пожалуй, одно из главных замечаний Елены Александровны - о вторичности и подражательности культурной жизни страны, причём как массовой (телешоу, компьютерные игры), так и высокого современного актуального искусства (инсталляции, акции, выставки). Российские продюсеры, режиссёры и художники - из мейнстрима - делают ставку на подражание коммерчески успешным и раскрученным образчикам, но боятся делать что-то своё. Не выпендрёжно исключительное, а своеобразное - то, что исходит из внутреннего мира художника, пусть даже это не соответствует признанным форматам.

Собственно, это огромная проблема всей современной культуры, но российской особенно - ориентация на финансовую выгоду всегда ориентирует на более, казалось бы, проверенные ходы. И после выхода одного успешного продукта выходят сотни, которые стремятся скопировать его успех, но становятся жалкими копиями итак невыдающегося примера. Все эти российские шоу, сериалы и ужасные киноподелки.
Такой подход ущербен, особенно учитывая изначально менее выгодные материальные условия России по сравнению с западным миром. Выход здесь только один - нужны люди, способные в полном смысле творить, а не подражать. Причём повсюду - и в кино, и в театрах, и в соцсетях. Ямпольская тысячу раз права - надо не запрещать Покемон Гоу (это всегда последнее средство), а придумывать свои увлекательные штуки, которые захватили бы внимание молодых людей или даже покорили бы мир. Скажем, тот же "мир танков" по интернету - пусть не самый лучший пример и вовсе не созидательная задумка, но сделанная как бы для себя, для своих. Или "28 панфиловцев" - не важно даже, какое это кино, главное - оно сделано для своих, от души, людьми, которые жили им и не пытались просто подражать, но даже наоборот, хотели сделать иначе принятым стандартам.
  Второе замечание Ямпольской звучит как предложение о заключении договора между обществом и культурой под присмотром государства. Идея звучит эстетически красиво и призвана умиротворить возникший было конфликт государства и общества с мейнстримовыми деятелями современного искусства. Но сам по себе факт необходимости договора указывает на неразрешимость конфликта между ними и по европейской традиции предполагает двум противостоящим сторонам не решить его, а вынужденно отложить его в рамках взятых друг перед другом обязательств. 
 Однако в идеале как раз нам, русской культуре необходимо, чтобы и чиновник государства, и культурный деятель, и рядовой гражданин - то есть весь народ вместе - мыслили общими ценностями и со-работничали друг с другом ради процветания страны и культуры. Если художник видит в государстве врага, а в патриотизме общественников и в высоких ценностях Церкви - варваров и мракобесов, это тупик. Равно как если народ не приемлет деятельность художников, воспевающих "свободу сексуальных отношений". Они просто разговаривают на разных языка, и это тупик. Никакой договор, заключённый между, условно, Райкиным и широким зрителем, не спасёт ситуацию и не приведёт к расцвету культуры. 
 Понятно, что предложение Ямпольской - это некое пожелание компромисса. Равно как и прозвучавшее на том же Госсовете предложение Фомина создать совет по вопросам театров во главе с Мединским и Калягиным, который бы утрясал такие конфликты, как с Райкиным, и фактически следил бы за высокими стандартами в соответствие с новой стратегией по культуре. 
Как я предполагал, такой совет, в который предлагается включить максимально широкое представительство регионов, должен изящно повернуть требование либеральной столичной тусовки о невмешательстве государства и общества в её дела против неё же самой - ибо спорные вопросы будут решаться не государственной цензурой, а опосредованно через вменяемых представителей культуры. В то же время реальный культурный прорыв может быть совершён только после того, как деятели культуры, народ и государство будут действовать в унисон и дышать одним и тем же воздухом, мечтать об одних и тех же идеалах. Другими словами, нужна та самая государственная идеология - но не как догма, а как набор общепринятых высших ценностей и целей, в которые поверила бы и следовала вся страна, весь русский мир. РМ


Комментариев нет:

Отправить комментарий